Анатомия протеста

Протесты бывают разные. Яркие и блеклые. Громкие и тихие. Острые и мирные. Зачастую справедливые. Но есть у каждого протеста одна общая черта. Это толпы, которые бросаются на баррикады и «выгребают» по полной, ничего кроме плюх и чувства собственной гордости не получая взамен. И «милые» кукловоды, которые науськивают, направляют, заводят и поджучивают, вполне себе не бескорыстно.

Все мы помним дело двух парков в Ростове. «Осенний», где узкая группа заезжих (из других районов донской столицы) и приезжих (из других населенных пунктов области) профессиональных городских протестантов мутила, вещала, истерила и светилась на камеры. До тех пор, пока дело не взяла в свои руки объединившаяся группа жителей окрестных домов. Те, для кого этот парк и предназначался. И сразу смолкли истошные крики, исчезли куда-то камеры с интервью. Зато появился парк – в том виде, в каком он был нужен и удобен жителям. И «Вересаева», где все пошло через задний проход, зато интервью «протестантов» до сих пор не смолкают. Ради славы, отнюдь не ради жизни на земле.

Ленина 46/2, о котором мы неоднократно писали. Здесь ведь тоже истерика разворачивается под благовидным предлогом. Транспорт. Детские садики. Поликлиники. Экология (оружие – хлеще бейсбольной биты, ко всему притянуть можно, и каждого перетянуть, не особо заморачиваясь на обоснования). Удивительно, что никого из тамошних «протестантов» ни садики, ни транспорт, ни экология не волновали, когда на Герасименко начало прорастать буйным цветом «Сердце Ростова-1», а после не менее буйно зацвело на Ларина «Сердце Ростова 2». А все почему? Потому что от экологической тематики в мирной жизни пользы меньше, чем у пса под хвостом. Но в «военное» время, когда возникает перспектива появлений тридцати этажной коробченки под собственными окнами. Когда твое жилье, еще вчера считавшееся «элитным» благодаря такому соседству начинает терять в цене – хороши все средства…

Поселок Веселый, жители которого чего только не выбрасывали чем только не гадили в своих окрестностях как птица какаду – весело и на ходу. Пока не началось строительство МЭОК, чтобы ростовский мусор перерабатывать. И ведь не смущали их в этом «благостном» засирании среды обитания ни памятные Самбекские высоты, ни историческая роль Танаиса. Даже скотомогильники не пугали сердешных. Не верите? Не поленитесь найти подтверждения на нашем сайте. И в чьих же душах почти год вдруг возникли, и не перестают бушевать экологические страсти, да такие, что ГретаТунберг нервно курит отцовскую трубку? Кто стоял у истоков сколачивания «активных селян». Родные ростовские дачники, скупившие там участки под дачи и ИЖС. О том, что им не нравится, можно только догадываться. Хотя быть для этого семи пядей во лбу вовсе не обязательно…

Словом, протест – дело тонкое и неоднозначное. И как везде в этом мире, в любых протестах следует отделять «котлеты» справедливого недовольства от мух корыстолюбия иных «протестников». «Ищи кому выгодно» — универсальный принцип любого события, в котором замешаны двуногие прямоходящие. Помнить об этом надо всегда – иначе выход и взаимоприемлемое решение отыскать не получится. Ни днем, ни с огнем…

Воткнуть и вытянуть

Вчера на большой пресс-конференции губернатор Ростовской области, как положено мягко и политично, но, тем не менее, достаточно определенно отозвался о точечной застройке в центральных и густонаселенных районах. И мнение это было – по возможности не разрешать. Там, где позволяет законодательство. Мы поговорим об этом. А также о паре достаточно агрессивных игроков, на которых мнение губернатора могло бы распространяться.

Например, СК-10, которой крайне полюбились земельные участки в центре и непосредственной от него близости. Речь, в частности, идет о Ленина, 46/2, о котором мы уже писали некоторое время тому назад. Кстати, участок компания приобрела совсем задешево – за каких-то 100 миллионов рублей.

Ростов – город благодатный и любит инвесторов со стороны.

К этой же компании отошел и участок на Сиверса, который в свое время мучила, но так и не вымучила другая компания – «ЮИТ». Что планируется возвести на Сиверса пока неизвестно. Но то, что это будет очередная могучая свечка – к гадалке не ходи. Вопрос только о сколько этажей – двадцати или тридцати.

Столь же рьяно и с не меньшей любовью скупает центровые участки и другая компания, в которой какой только капитал, включая иностранный, не намешан. Естественно для строительства все тех же и не менее развесистых многоэтажек.

Правда в последнее время в Ростове «МСК» столкнулась с целым рядом проблем. И не где-нибудь, а на Набережной. Здесь, несмотря ни на дела давно минувших дней и ранее сданные документы, ни на наличие международного и межгалактического союза, которому наверняка не нравятся задержки и простои (деньги должны работать), в выдаче разрешения на строительство им отказали. И даже, если верить публикациям местных СМИ (хотя они уже снизили и тарифы, и нормы накопления, и плату за мусор отменили) угрожают поменять разрешенный вид использования земель.

Успеют ли? И, что самое главное, смогут ли сделать это так, чтобы даже комар – не то, что московский адвокат – носа не подточил? Или в очередной раз пойдут на взаимовыгодный компромисс с застройщиком, который «добровольно пожертвует» городу детский садик? Или школу? Или смастерит на скорую руку что-нибудь для обманутых дольщиков (их, кстати, еще не так уж и мало осталось, а решать проблему, как отметил на пресс-конференции губернатор, хочешь, не хочешь, придется)?

Тем более, что слишком долго упорствовать, то разрешая, то отказывая, то меняя виды земель – может быть чревато и последствиями. «Дело архитекторов», что ни говори, а не из пальца высосано. Хотя архитекторы в данном случае оказались и заложниками ситуации, и крайними «при раскладах».

О чем это говорит? О том, что в условиях «туманности» федерального законодательства и слишком широкими мазками прописанных в нем положений, нам не хватает четких и вменяемых областных законов и муниципальных подзаконных актов. Которые смогли бы закрыть федеральные бреши и четко определить: как, что, где и когда можно строить.

И запретить уже, в конце концов, точечную застройку центральной части и густонаселенных районов чертовыми свечками, куда бы они не устремлялись: в преисподнюю или в небо. И даже в случае сноса в этих районах ветхого и аварийного жилья, освободившееся место не должно превращаться в вожделенное пятно для очередного уродливого (а красиво у нас не строят, красиво строить дорого и снижает прибыль). На его месте лучше делать парки, скверы, скверики. С лавочками, фонтанчиками, малыми архитектурными формами.

Мы говорили об этом на встрече с одним депутатом областного заксобрания. И у него такая идея встретила полное взаимопонимание. Хотелось бы верить, что и у остальных депутатов она тоже найдет поддержку и практическую реализацию.

Кому на Руси ржать хорошо. Окончание

Как бы то ни было, а финал не за горами. И того, что происходит с мусорной реформой. И нашего материала. Следуя в духе и букве классиков марксизма-ленинизма, мы посвятим его третьему источнику и третьей составляющей разбираемой проблемы. Юридическим лицам.

Плач Ярославны. Едва лишь контуры мусорной реформы были обозначены в самых общих чертах, как по давней русской традиции со стороны юридических лиц разнеслись плачи, и жали, и прочие скорбные песнопения. Помнится, как на одном из собраний, директор, приехавший на авто за несколько миллионов навзрыд вещал о том, что все: отныне он разорен до полного нищебродства. Да такого, что детки его вынуждены будут переселяться на задворки Лондона и побираться вместе с тамошними изгоями.

По факту. Существуют многочисленные свидетельства того, как многие уважаемые юридические лица, включая уважаемые рынки и заведения общепита, фактически вообще не платят за вывоз мусора, распихивая его по контейнерам жильцов многоквартирных домов.

Точно так же порою поступают – и эти материалы есть и на нашем сайте – не менее уважаемые строительные организации и крупные торговые центры и сети. Правда они, чтобы не мелочиться, вывозят свои отбросы на стихийные несанкционированные свалки. Впрочем, ни в чем не повинным жильцам пока беспокоиться не о чем. За перенакопление своих площадок отходами юридических лиц они сегодня не платят. Фактически всё «лишнее» регоператор вывозит за свой счет.

Правда ключевое слово пока. То есть до тех пор, пока оплата не будет рассчитываться по факту вывоза контейнеров. Что же, может в этом случае – если другие средства бессильны, «начистка» лица юридическим лицам может сработать лучше любого административного протокола.

Сколько всего было вывезено мусора, принадлежащего юридическим лицам в прошлом году, понять невозможно. Договоры с ними в массе своей не заключены. Власти, спохватившись, включились в этот процесс лишь четыре месяца тому назад, да и то без особых успехов.

Еще одна проблема, которая не зависит ни от кого из игроков, носит федеральный характер. Рассчитывать под одну гребенку – просто по количеству занимаемой площади, — отходы, генерируемые крупным рестораном и, скажем, ювелирной мастерской – это полный и непроходимый бред.

Впрочем, это вопрос к федерации. В любом случае, но также и по этой причине, как бы ни ликовали иные и некоторые вместе с прочими, к ним причастными, а рост реальных объемов, в сравнении с условно запланированными, может оказаться впечатляющим.

А теперь посмеемся. Местным властям политически выгодно говорить об уменьшении нормы и снижении платежей. Жителям приятно смеяться над «плохими парнями» и чувствовать, что «наша взяла, мы ломим, гнутся шведы». Дескать, о, славный час и славный миг, еще напор и «враг» сбежит!

Но будет ли радость столь же искренней и смех столь же искрометным и заразительным, когда окажется, что вывозить мусор некому. Совсем некому?

Сегодня регоператоры сидят на игле миллиардных кредитов. Потому что и закупка техники, и строительство МЭОК, удовольствие не из дешевых. Банкам проблемы непродуманных механизмов и недоделанных терсхем так же глубоко по барабану, как эскимосу – неурожай бананов в Конго. Разговор у банков простой: или плати или банкрот. Как эффективно распоряжаются банки с отошедшим к ним имуществом должников мы знаем не понаслышке, а на ярком примере агрокластера «Евродон». Ожидать, что с мусором они управятся эффективнее, чем с поголовьем индейки, не приходится.

И вот тогда мы, сидя по уши в хламе и перекидывая гниющие отходы с балкона на балкон друг другу действительно посмеемся. Да что там посмеемся, поржем от души. Не правда ли?

Вместо послесловия. Как сообщают «Ведомости» в уже упоминавшемся материале, общую задолженность за вывоз ТКОпо всей России назвать сложно, но это десятки миллиардов рублей. Уже у 10 операторов дебиторская задолженность превысила 1 млрд руб., знает он. В 17 регионах есть риск, что операторы коммунальных отходов прекратят деятельность, в основном по финансовым причинам, признал, теперь уже бывший премьер-министр Дмитрий Медведев. Губернаторы не должны допустить, чтобы они прекратили работу, они обслуживают около 14 млн человек, уточнил он.

Кому на Руси ржать хорошо. Продолжение.

В прошлой статье мы отмечали, что радость некоторых СМИ и слишком доверчивых граждан от сделанного губернатором заявления может оказаться преждевременной. В этой хотим обратить внимание на то, что для самого губернатора мусорный вопрос в этом году может обернуться куда большими проблемами, чем размеры норм накопления.

Что имеем. По факту самый простой и легкий способ рассчитать реальные нормы накопления – это организация контейнерных площадок в соответствии с требованиями действующего законодательства и установка определенного типа контейнеров, количество которых должно соответствовать количеству проживающих в доме.

То, что обязаны были сделать собственники земельных участков в лице УК, ТСЖ, муниципалитетов, коммерческих и иных организаций. Но на что все они дружно забили могучий и ржавый болт при полном попустительстве ответственных лиц

(ох, недаром областной прокурор заговорил на последнем в ушедшем году заксобрании об уголовных делах, видимо, он что-то знает или о чем-то догадывается).

Какие контейнерные площадки, если Левенцовка до сих пор утыкана мульдами, в которые сваливать может кто угодно и что взбредет, вплоть до строительных отходов и самое главное — в неограниченном количестве, хоть из других районов города привозить.

Более того, до сих пор невозможно установить точное количество потребителей услуги, базы составлялись на коленке самим оператором из того, что было, поскольку персональные данные у МВД о количестве прописанных в каждом адресе, а оно хранит их свято. (Ну, или почти свято, говорят их можно купить у предприимчивых людей несколько незаконным способом. Но законопослушный УФМС и прочие органы здесь ни при чем. А то, что куплено незаконно, для благого дела законно и не используешь).

Выдавать их оператору – закон не велит!

Приходится верить сведениям, предоставляемыми руководителями управляющих компаний, этими честнейшими из честнейших людей, подлинными джентльменами удачи, фортуны и лотереи.

И все бы ничего, если бы от этого не зависело количество и собираемость платежей, а также точность их выставления.

К чему придем. А придем мы к тому, что ситуация накроет нас всех – от простого жителя, до высоких чиновников медной мульдой. По крайней мере, как на днях рассказали «Ведомости», для министра (правда уже бывшего) природы всей нашей необъятной матушки подобная перспектива замаячила со всей жестокой очевидностью.

«В некоторых регионах ситуация с коммунальными отходами критическая и операторы могут прекратить оказывать услуги населению – 70% счетов за их услуги остаются неоплаченными, пишет министр природы Дмитрий Кобылкин губернаторам (о письме сообщает «Коммерсантъ», копия есть у «Ведомостей», Минприроды сообщает о письме на своем сайте).

Чтобы избежать коллапса, министр предлагает губернаторам объяснить населению и компаниям, что счета нужно оплачивать, выявить скрытых потребителей услуг, а также заставить заплатить хотя бы собственные бюджетные учреждения».

Хороший человек был тот министр, верил в пропаганду и доброе слово. Вот только как свидетельствует всемирная житейская мудрость, одно доброе слово, ничем не подкрепленное, работает не слишком успешно.

(окончание следует)

Кому на Руси ржать хорошо

Хорошо смеется не тот, кто смеется последним, а тот, кому после смеха не приходится умываться слезами. У нас же, увы, в большинстве случаев за весельем следует похмелье: горько, мучительное, с тремором и прочими сопутствующими последствиями.

Самая большая беда из существующих сегодня в обществе – это не то, о чем привыкла истерично выть на каждом углу оппозиция и прочие пророки эры неизбежного либерализма.

Настоящая беда – это то, что политика, в худшем, базарно-трамвайно-лавочном понимании, примешивается туда, где ее не должно быть.

Не в последнюю очередь стараниями общественников с дипломами юристов, бухгалтеров и менеджеров, которые однако, на экспертном уровне готовы заниматься всем – от мирного атома до проблемы размножения сусликов при влиянии ветров-суховеев.

Впрочем, это лирика. Лирику лучше оставить поэтам. И попробовать проанализировать то, что мы имеем в сухом остатке. Те самые благие намерения, которыми вымощена дорога в ад.

Благие намерения. На днях, если верить ряду ростовских изданий, руководство области озвучило идею о возможном снижении норм накопления твердых отходов и, соответственно, снижения тарифов. Впрочем, понять, что же на самом деле предполагается (если предполагается) снизить, где и для каких районов из текстов сообщения осталось непонятно. Сдается нам, что непонятным это осталось и для писавших изданий, но им это не важно, дело сделано, пух на вентилятор наброшен, лучшие представители общественности завелись, как маленькие собачки на полную луну.

Возможный пункт прибытия. Как бы кто ни надувал щеки

(не будем, впрочем, слишком уж обзывать человека, даже если он, вдруг может статься, что и депутат)

территориальная схема, разработанная в Ростовской области высосана из пальца и опирается на данные, притянутые за уши с потолка (а такие сомнения были высказаны на одном из совещаний в администрации города). Как дорабатывалась она мы расскажем позже.

Так что губернатор абсолютно прав – норматив потребления у нас установлен совершенно искусственно, на основании пальцем деланной терсхемы и параллельных расчётов норм накопления, какой-то тоже уважаемой организацией.

Вот только радоваться особо пока нечему. И на депутата бывает проруха. Например, в виде отчетности 2 ТП (отходы). Ее результаты за 2019 год будут известны в начале второго квартала 2020. И фактическая, подтвержденная реальными объемами норма накопления может как уменьшится, так и – что, к сожалению, более вероятно – вырасти. Уже сегодня такой казус имеет место быть в одной отдельно взятой Московской области.

И это ведь еще далеко не самое плохое, что может случиться.

(продолжение следует)

Слово оператору

В своих публикациях мы уделяли внимание или объективной (насколько мы могли достичь объективности исходя из имеющихся данных) оценке ситуации с мусорной реформой или мнению жителей. О нем, об этом мнении, мы еще поговорим на днях на основе данных опроса, проведенного ВЦИОМ. А пока попробуем посмотреть на ключевые проблемы реформы глазами тех, кто стоит по ту сторону баррикад. Глазами региональных операторов.

Гладко было на бумаге

То, что реформа даже на бумаге была подготовлена сыро и без учета многих факторов очевидно не только для всех. Об этом, не скрывая, говорили практически все выступавшие на форуме «Чистая страна». И все они отмечали, что запустив 1 января 2019 года процессы, федеральный центр слишком быстро предпочел самоустраниться от происходящего. По признаниям тех, кто вынужден работать в поле, на законодательном и нормативном уровне не хватает многих документов. Некоторые положения законов вошли в противоречие с реальной жизнью и нуждаются в доработке и изменениях. Но, самое главное, вряд ли стоило затевать столь масштабные перемены, пытаясь уложить их в настолько ограниченные сроки. То, к чему другие развитые страны шли десятилетиями мы надумали выполнить в течение 12 календарных месяцев. Это вам даже не советские пятилетки в четыре года. От такого даже ангелы нервно курят в затяжку.

Слишком много политики

Еще один ключевой момент, который не учли авторы и инициаторы реформы – это то, что все сказанное, сделанное и даже не сделанное может быть и будет использовано различными политическими и около политическими силами в личных интересах. Без диалога, вопреки объективным фактам, чистого популизма ради.

И сегодня мы наблюдаем такие ситуации повсеместно – от Москвы до самых до окраин. Мусорные протесты, помехи строительству комплексов очень часто и очень во многом никакого отношения к сохранению экологии в отдельно взятом регионе не имеют.

С другой стороны, там, где действительно возникают серьезные проблемы и вопросы, где общественность оказывается не так уж и не права, там не существует нормальных механизмов их разрешения. Дискуссии, диалоги, споры, размахивание заключениями и экспертизами – это все хорошо. Но эта музыка будет вечной. Особенно если время от времени заменять батарейки. А дальше что? Почему-то вспоминается добрый, позитивный и жизнеутверждающий девиз РВСН: «После нас – тишина»…

И судьи кто?

Еще одна очень болезненная проблема – процедура принятия решения о размещении мусоропереработки или полигона. Межмуниципальный мусорный комплекс, сам по себе подразумевает, что мусор будет свозиться с разных муниципалитетов. Но при этом располагаться он будет около населенного пункта численностью населения полторы-две тысячи человек. И только они решают быть или не быть. За себя и пару миллионов других человек.
Ответ двух тысяч чаще всего понятен и предсказуем. Что делать остальным? Закон и федерация безмолвствуют…

Редьки не слаще

Человеку свойственно за деревьями не видеть леса. Считать свою рубашку более близкой к телу. Свою проблему – самой проблемной. Свое решение – самым решительным. Но иногда неплохо посмотреть вокруг и поинтересоваться: «А как у них?» У них не пиндосов и прочих злых сил, а у своих соседей. Волею судьбы поставленных в такое же положение, как и мы.

У них, как оказалось, ситуация может быть и не идентичная, нашей, но для большинства хрен редьки не слаще. Это стало совершенно очевидно в ходе выступлений, прозвучавших на прошлой неделе на форуме «Чистая стран», проходившем не где-нибудь, а в Сколково, святая святых нашего коллективного разума.

Впрочем, у некоторых из «них» дела обстоят все-таки значительно лучше. В той же Липецкой области, например. Впрочем, в отличие от нас, «их» министерства не прятались по коридорам и кабинетам от возникающих проблем. Не ждали свиста рака на горе, дождика в четверг и прочего перового января. Их общественность не наблюдала с января 2019 за развитием ситуации, и потому, не в пример нашей, им не пришлось просыпаться и развивать бурную и не слишком результативную активность под занавес года.

Практически все необходимое в Липецкой области создавалось заранее. И единый диспетчерский центр. И соцсети, и мессенджеры, и прочие каналы информирования населения. Только в СМИ и на телевидении количество публикаций, посвященных предстоящей и начавшейся реформе превысило полторы тысячи!

Были введены налоговые льготы для региональных операторов, что позволило привлечь 400 млн. рублей инвестиций. Была создана близкая к идеальной территориальная схема, привет самому цифровому из виртуальных депутатов Ростовской области.

Но даже Кировская область, которая оказалась в положении похожем на наше, тем не менее, в отличие от нас, вместо истерик и попытки свалить вину друг на друга, провела серьезный анализ проблемы и не побоялась озвучить его результаты в лицо федеральным чиновникам-небожителям.

Например, проблему населенных пунктов, в которые просто невозможно проехать в распутицу и межсезонье. Малонаселенные пункты, для которых, выполняй оператор вывоз по графику, реальный тариф уже через год окупил бы всю марсианскую экспедицию, привет тебе, Илон Маск.

И поскольку логистика изменению не поддается, необходима корректировка требований на уровне федерального законодательства. В том числе и в плане перерасчета периодичности и нормы вывоз в сторону их уменьшения. Последнему, кстати, могло бы способствовать и проверка предоставленных данных о количестве граждан по фактическому месту проживания. Но такой механизм между МВД и прочими структурами отсутствует напрочь.

И, тем не менее, Кировская область не сидела сложа руки, создав и активно реализуя два проекта в рамках «Чистой страны» и «Комплексной система обращения с ТКО». Да и терсхему разработала реальную и рабочую.
Жаль, что Ростовская область как обычно пошла своим особым путем. Предпочитая обмен опытом партизанщине и флеш-мобам.

И поверьте, даже если угроза прокурора в адрес МинЖКХ, не дай Бог воплотиться, наш хрен от этого слаще редьки не станет.

Весело-весело встретим Новый год

С 1 января 2020 года все регионы страны должны перейти на новую систему обращения с отходами, минимизировать их захоронение и сжигание и максимизировать переработку. Что же, давайте посмотрим на картину, которая сложилась в Ростове чуть более чем за неделю до назначенной даты.

Из восьми необходимых области МЭОК, на сегодняшний день не сдан ни один, и только два находятся в стадии строительства.

Первый в Волгодонске, должен начать работать в начале 2020 г. Второй – принципиально важный для Ростова. Но его строительство еще не стартовало.

По словам регоператора, с 21 октября на участке ведётся подготовка к строительству: обустройство дорог из щебня, ограждения, пунктов охраны, освещения. Примерные сроки сдачи первой карты и, соответственно, остановки пвн, расположенного в Советском районе города – первый квартал 2020. И то, если все пойдет хорошо, и областные власти смогут в последний момент отрастить и сделать железным тот самый прибор, без которого (как говорят) мужественное поведение невозможно.

Транспортная схема вывоза мусора на новый полигон отсутствует напрочь из-за надвигающегося ремонта моста на Малиновского.

Любое перемещение мусора возможно только на основе территориальной схемы. Именно на ее основе определяются затраты и именно она, увы, существует, хромая на обе ноги, несмотря на подаренные структуре близких родственников выдающегося областного депутата миллионы. Что же, хотя бы осваивать бюджетные средства в нашей области еще не разучились. На том стоим.

Поскольку за контейнеры и обустройство контейнерных площадок отвечают их собственники, а ростовчане кому должны, тем привыкли прощать, ситуация и здесь далека от хорошей. Пока все что делается в этом направлении, делается «Чистым городом» за свой счет и по доброй воле. После проведенной тем же «Чистым городом» инвентаризации, всего в Ростове оказалось более 8500 контейнерных площадок с 20000 контейнеров. 2000 из которых закупил региональный оператор. Станет ли он делать это дальше, вопрос открытый.

Раздельный сбор нам только снится.

Вот эти сеточные конструкции типа авоськи для пластиковых бутылок – это не раздельный сбор, а так, временная самодеятельность (к тому же незаконная). Для того, чтобы раздельный сбор стартовал, должен быть план расположения соответствующих площадок, отраженный в хромающей пока терсхеме. Должно быть решение о раздельном сборе, принятое общим собранием собственников, каковое на сегодняшний день имеется только в одном ТСЖ (кстати, тариф для его жителей, благодаря такому решению стал меньше на 15%). И должны быть внесены изменения в правила благоустройства, что произойдет в лучшем случае в феврале об этом анонсировали сильные города нашего. И просто отступление в порядке просветительства: за чистоту на площадке отвечает лицо её эксплуатирующее (юрлицо, УК, ТСЖ), просыпанный мусор при погрузке убирает региональный оператор, а за соответствие площадки установленным требованиями отвечает собственник земельного участка.

Чуть лучше, но очень далеко от слова «хорошо» обстоит дело с рекультивацией полигонов в Левенцовке. Уже проведен аукцион на 50 млн. рублей и заключен договор на разработку проектно-сметной документации по их рекультивации.

Срок разработки и согласования ПСД – 11 месяцев. Срок рекультивации 2-3 года после этого.

Стоимость рекультивации пока неизвестна.

Едва ли не самой большой проблемой для добропорядочных обывателей становятся юридические лица, которые, не желая платить за мусор, сваливают отходы своей жизнедеятельности в контейнеры многоквартирных домов. Да, борьба с ними ведется, власть пытается что-то сделать. Но до тех пор, пока с каждым из них не будет заключен договор и не налажен четкий учет, все властные рейды будут напоминать горчичник для мертвого тела. Впрочем и здесь, как и много еще в чем, все упирается в новые правила. Которые, возможно, появятся в новом году.

И он таки ответил

В здании ДК «Ростсельмаш» состоялся один из самых необычных отчетов главы района перед жителями.

Необычных, потому что еще за две недели до мероприятия глава Первомайского района Артур Григорян честно пообещал ответить. Причем на все вопросы жителей района. И обещание свое, не боясь последствий и наплыва разгневанных орд повесил на самых видных местах. Да кроме того, судя по размером зала – вмещающего и вместившего больше тысячи человек, — если и были в рядах заглянувших традиционные секты бюджетной поддержки, все они растаяли в общей массе. Так что и слышно их не было. И количество вопросов — 98 с мест – лучшее тому подтверждение.

И все это в пятницу 13, да простят нас Господь и святые.

Да, и еще и в качестве маленького штриха к «необычности»: происходила встреча на фоне событий, постоянно трясущих и сотрясающих район. Парк «Осенний». Строительство школы на месте футбольного поля. Строительство гнезда гандболисток на последних остатках Парка Островского. Такое впечатление, что весь Ростов перестал шевелиться и показывать признаки жизни и деятельности. И только сердце его (по странному совпадению вдруг Первомайка) все еще продолжало конвульсивно биться и трепетать.

Что же до вопросов – особого смысла перечислять их здесь нет. Удивительно, что Григорян отвечал на них сам, действительно демонстрируя знание подведомственной ему территории и существующих в ней проблем. Вы же понимаете, что перечень сводился к стандартному набору тягот народных. Транспорт и ЖКХ, тарифы и работа ресурсников. Строительство и благоустройство. То есть к тому набору, который глава (любой глава любого района в сложившейся ныне вертикали) хоть и человек посадский, но полномочий решать не имеет. Разве что челом бить.

Из того, что может быть интересно в последующей перспективе, отметим долгожданный ремонт 44 школы, новый детский онкоцентр на Вятской, который должен появиться на месте заброшенного здания. То, что стадион на Темернике не будут трогать до 2021 года, а там… Там, как распорядится город, который один, подобно древнему советскому ТАССу, уполномочен решать и заявлять.

Ах да, стоит отметить присутствие на собрании всех директоров управляек района, которым приходилось отвечать на претензии жителей к их работе. И делать это им было откровенно не сладко.

Что же, поздравляем главу с почином. И надеемся, что также как на вопросы жителей он ответит (ну или заставит ответить своих подчиненных) на вопросы, которые мы задавали в своем материале по благоустройству. И на которые только один Первомайский район, в отличие от других, не ответил. То ли бесстрашные там все, то ли не суеверные.

 

Жизнь в противогазах

Под таким заголовком в №50 АИФ вышел материал, посвященный все той же больной и болезненной мусорной теме. Весь материал перепечатывать на буду, приведу только свой комментарий. Непопулярный, как отметил журналист, поскольку я предлагаю продлить жизнь действующего полигона хотя бы до начала рекультивации.

Любой брошенный объект, через короткое время выглядит удручающе, есть люди, есть жизнь. Если завтра утром полигон закроют, то для окружающих ровным счётом ничего не изменится. Его накроют глиной и землёй (50 см), это не рекультивация, а временная мера. Грунт со временем будет давать просадку, а значит газ опять будет выходить и гореть. Фильтрат (ядовитая жидкость, образующаяся на полигонах) как образовывался, так и будет образовываться. Он может распространяться до полутора километров, по горизонтали.

Чтобы с ним бороться нужна инфраструктура из колодцев и трубы. Сегодня это траншеи. Всё это появится, только после рекультивации (2-4 года).

Неплохим решением было бы создание на базе этого полигона системы биокомпостирования, изготовление компоста. В первую очередь им можно пересыпать полигоны, а излишки реализовывать, как удобрение. Сегодня начаты подготовительные работы по строительству мусороперерабатывающего комплекса, в Мясниковском районе, процесс биокомпостирования организуют там. И с точки зрения разума, странно выглядит схема: вывезти производные биокомпоста с мест их образования, чтобы после вернуть их обратно для засыпки полигонов. Такая схема урежет другие статьи городского бюджета, т.к. компост будет по цене золота. Другое дело, что настало время, чтобы решить все вопрос при диалоге инициативной группы горожан и регионального оператора при участии городских властей.