«Мясниковское стояние». Часть первая. Много шума … и ничего.

Почти всю неделю в Мясниковском районе проходили публичные слушания и общественные обсуждения по вопросу изменения разрешенного вида использования земли и воздействия на окружающую среду возможного строительства МЭОК. Было жарко. Очень жарко. И в дискуссиях, и в залах. И, увы, очень бессмысленно и бестолково.

К сожалению, люди слишком любят смотреть в интернете сюжеты с верещащими всклокоченными фриками, плюющими в камеру и по сторонам. Им кажется, что вот оно –веское слово, которое заставит всех задрожать, испугаться и раствориться. Не случайно интернет пестрит многочисленными советами упомянутых фриков, как надо скакать и что кричать для срыва мероприятия. И большинству невдомек, что толку от пустого крика, каким бы громким он ни был, обычно никакого. Примерно как от поиска девы в самом злачном и запущенном борделе Шанхая. Что растворяются отнюдь не проблемы, а сами фрики, мигрирующие на новое место, где можно без особых последствий размять голосовые связки.

Между тем, как бы не относиться к процедуре публичных слушаний и общественных обсуждений, польза от них возможна, и победа в них не исключена, но при учете двух важных моментов.

Бестолковый крик в стиле «мне не нравится этот корабль, мне не нравится та команда, мне ваапще ничего не нравится» играет на руку организаторам.

В итоговый протокол войдет и будет учтено при принятии окончательного решения на уровне федеральном только аргументированное и обоснованное мнение. Записи же вроде «А баба Маня против» никуда не войдут. Даже на бумагу не лягут.

Поэтому

к слушаниям и обсуждениям надо подходить и готовиться, как к судебному процессу: подбирать факты, искать прецеденты, доказывать. Места эмоциям, домыслам и слухам здесь нет. Совсем нет. Также, как и в суде. Lex dura sed lex.

Именно поэтому и возникают вопросы к инициативной группе общественников, которая достаточно долго вела подготовку своих рядов, бойцов и арсеналов к прошедшему событию.

Почему большинство из сорока выступлений сводилось к зачитыванию одного и того же, не понятно кем написанного текста, суть которого сводилась к повторению обязательного требования включить членов инициативной группы в комиссию.

Зачем? Показать свою значимость и памятник себе создать неркуотворный? Другого смысла данное требование не имеет, любой участник и так может получить копию протокола и указать свои замечания! И никакого влияния участие хоть одного, хоть всех скопом «настоящих вожаков» на итоговое решение не оказывает. Так что практически все из сорока выступления будут отражены в итоговом протоколе с формулировкой «не имеют отношения к сути заседания комиссии». Ну или близко к этому.

И лишь несколько человек выступали ярко, аргументировано, без бумажки, на одном дыхании, действительно имея представление для чего они здесь находятся. Именно эти выступления будут отражены в итоговом протоколе как имеющие значение. Но их будет три против сорока. А значит, к сожалению, особого влияния на итоги они могут и не оказать.

Зачем было нагонять большое количество пожилых людей? Только для того, чтобы усилить количество децибел и самим укрыться за их спинами: дескать мы то что, мы молчали, они же вон кричали? А если бы кому-то из них стало плохо?

Неплохим аргументом могли стать подписи, которых было собрано немало? Но почему их предъявили тогда, когда они уже фактически потеряли смысл и ценность? Их следовало направлять в комиссию, администрацию, публиковать по мере поступления и уж точно до начала процедуры.

Не обошлось и без голливудских страшилок. В данном случае ею стал рассказ местного жителя о своем опыте работы на полигоне (не новом, а каком-то из прежних, которые как раз и закрываются). Получилось из серии «в огороде бузина, а в Киеве дядька», но история о битых и засыпаемых ртутных люминесцентных лампах была встречена волною всенародного гнева. Со своей стороны хочется задать вопрос:

«Вот же вредитель, наносивший вред экологии, в самом мягком случае соучастник преступления явился с поличным. Может правоохранительным органам стоит обратить на него пристальное внимание, да выявить при его помощи всю цепочку преступников? И ему за сотрудничество скидка будет, и негодяи не уйдут от возмездия».

Еще одним аргументом против строительства МЭОК могло стать выступление местных жителей, которые бы побывали на современном комплексе и вдруг обнаружили бы там страшные ужасы.

Интересно, кто отговорил людей от поездки на такой комплекс в Рошаль? Кто посылал проклятия семьям и детям тех, кто все же решился туда отправиться? И зачем?

Мы писали о той поездке, есть видео и есть мнения, что завод хороший. А значит можно предположить, что местных жителей отговорили специально, чтобы они не смогли лично убедиться в безопасности производства.

В качестве аргумента последней надежды выдвигалась судьба Таганрогского залива. Но где же выступления против Тагмета и прочих тяжелых производств, которые, по слухам, далеко не всегда оказывают благотворное влияние на экологию побережья? Где были все выступающие в прошлом году, когда центральный коллектор г. Таганрога делал всё тот же залив более густым и насыщенным? Куда исчезают удобрения с полей вчера и сегодня? Где заключение, что вода в роднике является питьевой?

Есть ряд обстоятельств, которые оставили явный осадок на душе.

Почему при подготовке к публичным слушаниям и общественным обсуждениям из инициативной группы были исключены все инакомыслящие? Как в самый ответственный момент ряд руководителей инициативной группы мог уехать в отпуск, кинув на амбразуры, в качестве пушечного мяса, своих доверчивых и менее острожных сторонников?

Почему почти никто из мужского населения всё той же группы лично не выступал, а посылали, как кукловоды, к микрофонам своих жён и односельчанок? Ввязавшись в мужские игры, нужно оставаться мужиками, а не прятаться за юбками! И хотя выступать мужики на заседаниях побаивались, но с огромным удовольствием давали интервью ТВ.

Почему для подготовки не были привлечены эксперты, юристы, экологи — чьи знания и заключения могли бы повлиять на решение комиссии или их мнение тоже пошло против хотелок инициативной группы? Кому был выгоден людской гнев, кто за ним стоит и стоял, кто и чего ждал для себя лично?

Мы не указываем фамилии и имена, чтобы не обидеть всех участников, а лишь высказываем свою точку зрения от личного участия во всех мероприятиях, которые были описаны выше.

One thought on “«Мясниковское стояние». Часть первая. Много шума … и ничего.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *